СМИ о нас
«Нетрика Медицина»: взгляд на рыночные тенденции

«Нетрика Медицина»: взгляд на рыночные тенденции

Каким образом трансформируется отечественный рынок ИТ-решений, как меняется бизнес «Нетрики Медицины» и что остается неизменным при любых трендах — рассказал изданию OSP.ru генеральный директор компании Игорь Башков. Беседа с обозревателем издания состоялась на конференции «Практическая польза региональных информационных систем в сфере здравоохранения».
Игорь БашковИгорь Башков, генеральный директор компании «Нетрика Медицина» (входит в N3.Group и ГК «Ташир МЕДИКА»), — о том, как влияют на бизнес ключевые тренды последних лет.

За последние два года российский ИТ-рынок претерпел существенные изменения, связанные с необходимостью импортозамещения, взрывным ростом киберугроз, стремительным распространением искусственного интеллекта и обострением кадрового голода. Как отражается на бизнесе каждая из этих тенденций, обозревателю OSP.ru Ирине Шеян рассказал Игорь Башков, генеральный директор компании «Нетрика Медицина» (входит в N3.Group и ГК «Ташир МЕДИКА»).

Как изменился за последние два года рынок, на котором вы работаете, и, соответственно, как поменялась в связи с этим компания?

Во-первых, увеличилось количество киберугроз, что послужило поводом сфокусировать наши технические подразделения на вопросах, связанных с информационной безопасностью. Прежде всего — на технологиях безопасной разработки кода. В этом году мы активно внедряем в компании технологии код-скоринга, которые позволяют автоматически анализировать код, проверяя его по базам угроз и запрещенных библиотек. Например, у крупных корпораций очень высокие требования к ИБ. Они говорят: вот эту библиотеку мы считаем, что нельзя использовать. Хотя эта библиотека не входит ни в один из перечней запрещенных.

То есть у каждого заказчика может быть собственный список запрещенных библиотек?

Да, это зависит от цифровой зрелости заказчика. Те, кто уже хорошо разбирается в инфобезе, выставляют более подробные требования по авторизации, аутентификации, определенным механизмам интеграции данных и так далее. Иногда это привносит в проект больший объем работ.

ИБ — одна из самых важных тенденций, потому что все, что мы сейчас накапливаем, в любой момент можем потерять, если не защитим. И любой заказчик очень сильно рискует, если не будет заниматься инфобезом.

Этот тренд стартовал со стороны ФСТЭК и Минцифры, заказчикам невозможно проводить официальную аттестацию своих систем на соответствие требованиям безопасности без использования отечественного программного обеспечения. При этом отечественное ПО — это не просто то, что включено в реестр Минцифры. Например, базы данных должны соответствовать уровню защищенности той системы, которая аттестуется. Если в системе нет медицинских данных, то уровень может быть пониже, требования попроще, выбор отечественных баз данных шире. Но как только мы говорим про медицинские данные, то класс защиты выше, требований больше, а количество баз данных, которые можно использовать, меньше.

И мы столкнулись с тем, что некоторые ранее доступные аналитические хранилища – например, ClickHouse – нельзя использовать, их нет в реестре. Зачастую без аналитических СУБД реализовывать большие проекты невозможно. До недавних пор аналитических СУБД, имеющих сертификат ФСТЭК 4 класса защищенности, не существовало. 3 июля 2024 года Arenadata получила соответствующий сертификат ФСТЭК на свою СУБД. Мы рады этому событию и надеемся, что процессы сертификации других СУБД будут проходить оперативно. Это важно и для разработчиков и для заказчиков. С операционными системами в этом плане попроще.

С одной стороны проще, а с другой — десятки операционных систем не продержатся на рынке дольше нескольких лет.

Да. Но пока нашими заказчиками активно используются три основные: Astra Linux, Red OS и ALT Linux, и наши решения совместимы в том числе с этими операционными системами.

И таким образом мы уже перешли к еще одному сильному тренду — импортозамещение как на вас отразилось?

Импортозамещение, в первую очередь, затрагивает системное ПО, с которым мы работали, и во-вторых, меняет конкуренцию на рынке, где раньше были иностранные решения. Для нас это, прежде всего, рынок аналитических платформ. Импортозамещение подтолкнуло и нашу компанию к более активному захвату рынка. Мы инвестируем в новые проекты, чтобы занять долю рынка, который остался от ушедших разработчиков. И заказчики, со своей стороны, стали более лояльными, заинтересованными, более гибкими. Раньше они были не готовы рассматривать другие предложения. Сейчас понимают, что вариантов нет, надо импортозамещаться.

С российскими производителями BI конкурировать проще?

Нет, но мы, по крайней мере, все находимся в приблизительно равных условиях.

Есть точка зрения, что на массовом рынке Excel побеждает всех поставщиков BI. Как приложение, которым все пользуются, а теперь еще более радостно, потому что можно еще и не платить.

Думаю, Excel никуда не исчезнет как самое простое табличное представление, стандартный механизм. Мы не рассматриваем его и подобные приложения как конкурента. Бесплатно доступны только решения, рассчитанные на небольшую нагрузку. Если говорить про зрелое решение для крупного или хотя бы среднего бизнеса, то это решение должно сопровождаться, развиваться, отвечать требованиям рынка и времени. Это невозможно получить бесплатно, что-то скачав и настроив. Потому что BI требует подключения и интеграции в существующую в компании инфраструктуру управления данными. А это комплексный проект.

Что изменилось для вас с резким всплеском интереса к искусственному интеллекту?

В здравоохранении мы видим тренд на обработку медицинских данных, в том числе с помощью искусственного интеллекта, и внимательно отслеживаем текущие тенденции, в том числе эту. Взаимодействие нашей платформы с технологиями искусственного интеллекта уже отработано, и мы будем развивать сотрудничество с разработчиками ИИ-систем для того, чтобы как можно больше наших заказчиков имело широкий выбор подходящих ИИ-решений.

Вы формируете для этого свою партнерскую экосистему?

Она, по сути, формируется сама естественным путем. Наши заказчики в регионах выбирают разные решения по ИИ. И так как наша платформа является ядром ГИС в здравоохранении региона, то информационный обмен обычно идет через нее. Таким образом пополняется наш перечень интегрированных решений.

Аналитики считают, что ИИ сегодня — один из самых главных драйверов ИТ, вы согласны?

В тех отраслях, где мы сейчас работаем, — здравоохранение, транспорт, образование — пока не вижу, что это драйвер. Скорее, хайп.

Неужели и в здравоохранении тоже нет?

В здравоохранении кроме анализа медицинских изображений пока мало кто может что-то предложить в России. Практических примеров эффективного применения ИИ — например, для снижения смертности — не хватает. Между тем, например, внедрение телемедицины — это конкретные спасенные жизни.

Но и про телемедицину тоже много лет говорили, что от нее ни тепло, ни холодно — хайпа много, а толку чуть.

Буквально год-два пройдет, и, скорее всего, искусственный интеллект станет драйвером, потому что начнет работать с массивами накопленных данных. Но пока мы просто видим перспективу, что ИИ действительно позволит нам перейти на новый уровень взаимодействия с данными, и станет неотъемлемой частью BI-платформы, и не только ее.

Как вы видите развитие бизнеса в условиях дичайшего кадрового голода? Причем все говорят уже не только про дефицит ИТ-специалистов, наблюдается дефицит людей. В этом смысле не случайно ИИ так бодро стартовал…

Действительно, дефицит ИТ-специалистов есть, поэтому ведется большая работа со стороны государства по перепрофилированию, по вовлечению в эту сферу. Повсеместно можно встретить рекламу: научись программировать на Python, получишь стабильную и высокооплачиваемую работу.

Мы же всегда ставили во главу угла то, что наши решения приносят практическую пользу, прежде всего в социальной сфере. Это значит, что разработчик, который уже поработал, к примеру, в банковском секторе и достиг определенного уровня самосознания, хочет не просто программировать транзакции или игры, а хочет помогать улучшать жизнь людей, создавать проекты в сфере здравоохранения, чтобы итогом его работы стало что-то по-настоящему полезное и значимое для всех людей. Им интересно у нас работать, потому что мы даем не только конкурентоспособную зарплату, комфортный офис, различные «плюшки», ИТ-льготы и прочее. Мы еще даем смыслы, которые объединяют и укрепляют нас как команду. Мы очень внимательно подбираем людей, которые с нами могут достичь синергии в этом плане.

Это общее видение. А что меняется в HR-политике компании?

Понятно, что удлиняются сроки поиска людей, но концептуально наш подход не изменился. Мы по-прежнему ставим персонал на первое место. Люди в работе нашей компании первичны. У нас произошла смена генерального директора, но основные базовые аксиомы не поменялись. Мы совершенствуем систему мотивации персонала, улучшаем какие-то моменты, связанные с работой в офисе, внутренними процессами, но не могу сказать, что что-то радикально поменялось.

Как повлияло на рынок и ваш бизнес решение о переходе на единую региональную МИС?

Принципиально для нас ничего не изменилось. Те регионы, которые с нами работают, выбрали интеграционную модель много лет назад не просто потому, что у них было много медицинских систем, и было сложно интегрироваться. Они могли и раньше перейти на единую систему. Они понимают различия между уровнем ГИС региона и уровнем МИС медицинских организаций. Это как день и ночь: абсолютно разные задачи и направления, разные инструменты, разные полномочия. Наши решения помогают, в первую очередь, Минздравам, МИАЦам и пациентам в регионах, и уже во вторую очередь — врачам, а единые МИС, наоборот МИАЦам и Минздравам помогают в меньшей степени. Все, что мы уже сделали, и новые инструменты, которые мы даем, позволяют приносить больше пользы, независимо от того, что происходит на уровне медицинских организаций. Мы просто усиливаем внимание к работе с нашими заказчиками. Концептуально ничего не поменяется.

То есть в вашем сегменте рынка ничего не изменилось, в то время как на рынке МИС усиливается централизация?

Централизация усиливается, но я бы не сказал, что конкретно для компании «Нетрика Медицина» она критична, потому что мы видим рынок, понимаем дополнительные векторы для развития. Мы уже сейчас лидеры по интеграциям в частной медицине, компания расширяется.




Переход на московскую МИС

В 2024 году 15 стационаров Санкт-Петербурга переходят на единую региональную медицинскую информационную систему, в качестве которой выбрана московская ЕМИАС. Об этом Ольга Гранатович, заместитель председателя комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга, сообщила в своем выступлении на конференции «Практическая польза региональных информационных систем в сфере здравоохранения», организованной компанией «Нетрика Медицина» и Санкт-Петербургским Медицинским информационно-аналитическим центром. Следом за стационарами на ЕМИАС переведут и городские поликлиники. Таким образом, бизнес-процессы государственных медицинских организаций города будут унифицироваться.